#Блог_Волшебногодирижабля
Отказаться, чтобы найти
Отказаться от зрения даже на несколько часов было страшно, но чтобы понять другого человека, я все же решилась попробовать и хочу рассказать вам, что из этого вышло...
Нашему экскурсоводу Алексею 27 лет, он родился и живет
в Санкт-Петербурге. Молодой человек работает тифлопедагогом: консультирует семьи с незрячими детьми, помогая им адаптироваться к окружающей среде. Недавно получил степень бакалавра культурологии и магистра педагогики в РГПУ им. А. Герцена. Уже более трех лет Алексей проводит городские экскурсии, чтобы разрушить любые барьеры в общении между людьми.
«Сомневаюсь, что многие из вас задумываются о том, что незрячие люди точно так же способны посещать музеи, делать селфи, сидеть в инстаграме, путешествовать, а зимой кататься на лыжах и на сноуборде…», — улыбается Алексей.
Да, увидеть своих экскурсантов Алексей не сможет, — его зрение пропало еще в далеком детстве из-за врачебной ошибки. А вот экскурсанты своего проводника увидеть смогут, но лишь дважды: в начале и в конце экскурсии. После небольшого инструктажа участники надевают на глаза простую маску для сна, непроницаемую для дневного света, и осваивают навыки владения тростью. Так, наше пробуждение начинается… Почему пробуждение? Обещаю, вы сами все поймете.
Уже через пару минут прогулки по Александровскому парку и попытки нащупать ограждение мой мозг начинает составлять вполне оживленные картины. Завывания машин невольно заставляют нервничать, голоса людей — задумываться о том, что проскальзывает у них в голове, когда мимо проходит наша маленькая группа из трех человек, придерживающихся друг друга за левое плечо, в повязках и с тростями.
Я шагаю неуверенно, боязливо, мои движения кажутся мне растянутыми и медлительными. Жутко не хватает возможности видеть. Зато при мысли о том, что впереди плечо друга, который находится в точно таком же положении, на душе становится спокойнее. «Ты где?», — каждые несколько минут пытаюсь убедиться я в том, что остальные рядом. Прижавшись друг к другу, мы напоминаем барашков, которые потерялись ночью. Постепенно Алексей подводит к тому, чтобы мы сами назвали три главных ориентира незрячего человека: помимо звуков и запахов, это урны, скамейки, ограждения, — словом, почти все постоянные городские объекты (то есть объекты, которые не изменяют свое местоположение уже более двух лет, - такой временной промежуток им присваивает Комитет по благоустройству города). К ним также можно отнести автобусные и троллейбусные остановки, тротуары, специальные указатели, пандусы и поручни. Но чаще всего главным ориентиром является сам человек.


Незрячие люди запоминают расположение объектов относительно самих себя, определяют расстояние до них и по схеме или картинке в своём воображении ориентируются в городском пространстве. Именно эти картинки и позволяют Алексею не только передвигаться по городу без трости, но и успевать контролировать нас, — кто-то повернул не в ту сторону, кто-то потерял ориентир, некоторым становится тяжело и в моральном плане, ведь ничего, кроме густой, «идеальной» темноты перед тобой в данный момент не существует. Изображение как будто кто-то удалил и оставил только звук.


Думаю о нашем экскурсоводе. Он сейчас, так же как и мы, не видит город, но слышит и чувствует его.
Без зрения все остальные чувства обострились, поэтому, когда мы перешли ко второму этапу экскурсии, в кафе, ароматы специй показались мне сочными и неподдельно настоящими. Алексей, кстати, предпочитает запахи
цитрусовых, — любимая девушка часто пользуется таким парфюмом. Да и мечты у него обыкновенные, как и у всех обычных людей — большая семья и дом с камином. Найти общий язык с будущими собственными детьми Алексею будет несложно — он является руководителем некоммерческого социального проекта «Тифлопедагогика Герцена» ("тифло" в переводе с греческого значит "слепой") и помогает детям с дефектом зрения привыкнуть к городской среде. Его задача состоит в том, чтобы научить слабовидящих малышей общаться со зрячими людьми.

В учебные планы некоторых европейских школ все чаще вводятся специальные тренинги, которые помогают зрячим ученикам наладить отношения со слабовидящими одноклассниками. С помощью подобных методик ребята могут быстрее пройти фазу адаптации и присоединиться к новому коллективу. Малыши получают возможность посещать праздники совместно со зрячими детьми: ставить танцы, водить хороводы вокруг елки и читать стихотворения.

По словам Алексея, любой ребенок должен с раннего возраста учиться, развлекаться, общаться и расти вместе со здоровыми малышами, — так он постепенно осознаёт свою значимость в нашем мире.

Даже абсолютно незнакомый человек может вызвать доверие и желание следовать за ним. Я видела нашего проводника впервые в своей жизни, но мне ХОТЕЛОСЬ ему доверять. «Наши Петербурги» как будто на некоторое время слились воедино — в тот момент я научилась по-настоящему понимать и сопереживать. Алексей дает возможность каждому из нас получить опыт доверия к окружающим.
На миг у меня перед глазами мелькает вспышка, и я снова вижу свет. Кажется, что прошло не пару часов, а целая вечность.

Отказаться от зрения на час, чтобы научиться... чувствовать.
Ксения Скороходова
для блога «Волшебного Дирижабля»